Залоговый кредитор в деле о банкротстве

Налоговики и арбитражный управляющий не могли решить, как распределять деньги, вырученные от продажи залогового имущества банкрота. Налоговая считала, что в первую очередь нужно заплатить налоги на залоговое имущество — в составе расходов на его содержание. Суды трех инстанций с этим не согласились, а ВС РФ поддержал налоговую и изменил судебную практику.

Имущество банкрота находилось в залоге у одной компании в качестве обеспечения по кредитным обязательствам. Это имущество реализовали на торгах.

  • Кредиторов первой и второй очереди у банкрота не было.
  • У налоговой службы и конкурсного управляющего возникли разногласия по поводу распределения денежных средств, вырученных от реализации залогового имущества.
  • Конкурсный управляющий считал, что их нужно распределить следующим образом:
  • сначала погасить расходы на проведение торгов по реализации залогового имущества (без учета налога на имущество и земельного налога);
  • из оставшихся денежных средств 95% направить на удовлетворение требований залогового кредитора;
  • после этого погасить судебные расходы по делу о банкротстве.
  1. Налоговики считали, что в первую очередь нужно также погасить текущие налоговые платежи, связанные с залоговым имуществом, — налог на имущество и земельный налог.
  2. Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о разрешении разногласий.
  3. Суды трех инстанций поддержали позицию конкурсного управляющего. Они пришли к выводу, что:
  • реестровое требование залогового кредитора является приоритетным по отношению к требованию об уплате текущих налоговых обязательств;
  • денежные средства, вырученные от реализации залогового имущества, не представляют отдельную налогооблагаемую базу и не должны распределяться в составе расходов на проведение торгов.

ВС РФ не согласился с судами и поддержал позицию налоговой, отметив следующее.

  • Залог, помимо прочего, обеспечивает возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание предмета залога (ст. 337 ГК РФ).
  • Вопрос о судьбе предмета залога в значительной степени находится во власти залогового кредитора. Он может эффективно влиять на скорость решения вопроса о реализации залогового имущества и, тем самым, избегать накопления долговых обязательств по текущим имущественным налоговым платежам.
  • Подход нижестоящих судов ведет к дисбалансу в объеме прав кредиторов, поскольку расходы, непосредственно связанные с залоговым имуществом (текущие обязательства по уплате имущественных налогов), будут погашаться за счет иных активов должника в ущерб интересам незалоговых кредиторов.
  • В банкротстве право залогового кредитора на преимущественное удовлетворение своих требований перед другими кредиторами реализуется в несколько усеченном виде по сравнению с внебанкротными процедурами. Обязательства перед залоговым кредитором погашаются за счет залогового имущества за минусом всевозможных издержек, связанных с этим имуществом.

ВС РФ предлагает толковать п. 6 ст. 138 Федерального закона от 26.10.

2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) таким образом, чтобы относить обязательства должника по уплате имущественных налогов, начисленных на залоговое имущество за период нахождения должника в банкротных процедурах, к расходам на обеспечение сохранности предмета залога.

Таким образом, расходы на уплату текущей задолженности по имущественным налогам в отношении предмета залога, по мнению ВС РФ, должны погашаться в приоритетном порядке.

Комментарий эксперта

Залоговый кредитор в деле о банкротстве

Роберт Сикорский, руководитель проекта ООО «ТД «Агроторг» (группа АО «Россельхозбанк»)

Закон о банкротстве предусматривает следующий порядок удовлетворения требований залогового кредитора после реализации заложенного имущества:

  • в первую очередь покрываются расходы на обеспечение сохранности предмета залога и его реализацию на торгах (п. 6 ст. 138);
  • 70% процентов средств, вырученных от реализации предмета залога, направляются на погашение требований залогового кредитора (или 80% — если залог обеспечивал обязательства по кредитному договору);
  • 20% направляются на погашение требований кредиторов первой и второй очереди (или 15% — для обязательств по кредитному договору). Если требования первой и второй очереди отсутствуют или полностью погашены (в том числе за счет выручки от реализации незаложенного имущества), оставшаяся от 20% (или 15%) часть суммы используется для погашения оставшихся неудовлетворенными требований залогового кредитора, далее – для погашения текущих платежей и затем — для расчетов с кредиторами третьей очереди в общем порядке.

Раньше суды исходили из того, что средства от реализации залога в первую очередь должны покрывать только расходы на обеспечение сохранности и реализацию залогового имущества.

Новая позиция ВС РФ кардинально меняет практику. Теперь до начала расчетов с залоговым кредитором нужно покрывать еще и расходы на оплату текущей задолженности по имущественным налогам в отношении предмета залога.

Позиция ВС РФ вызывает много вопросов.

  • Сомнителен довод о возможности залогового кредитора эффективно влиять на скорость реализации залогового имущества. Статистика электронных торговых площадок показывает, что торги, проводимые в рамках процедуры банкротства компаний в 80% случаев признаются несостоявшимися. При этом продать имущество должников получалось на 3 или 4 этапе торгов. На практике реализация имущества занимает 1,5-2 года. Во многом это результат текущей структуры торгов, предусмотренной Законом о банкротстве.
  • ВС РФ говорит о дисбалансе в объеме прав залоговых и незалоговых кредиторов, однако смысл института залога как раз заключается в праве залогового кредитора получить удовлетворение из стоимости предмета залога преимущественно перед другими кредиторами. Для залогового кредитора залог — это способ защититься от банкротства должника. Утрата этого способа негативно скажется на общей экономической ситуации. В частности, банковский сектор, осознав новые риски, будет предъявлять дополнительные требования к заемщикам, что негативно скажется на общем объеме кредитования и темпах роста экономики.
  • На практике расходы на налоги в процедуре банкротства могут составлять 20% — 30% от стоимости имущества. В ряде случаев объем текущих налоговых обязательств превышает денежный поток от реализации залога. В такой ситуации залог как способ обеспечения обязательства обесценивается.

Определение ВС РФ от 08.04.2021 № 305-ЭС20-20287 по делу № А40-48943/2015

Особенности правового положения залоговых кредиторов в делах о банкротстве граждан

Залоговый кредитор в деле о банкротстве

Адвокат Антонов А.П.

Распространенной и эффективной мерой удовлетворения требований кредитора перед должником является банкротство.

Банкротство должника, с одной стороны, гарантирует максимальное выявление не только всех активов должника на текущий момент, но и проверку его действий со своими активами за предшествующий период, а с другой — гарантирует защиту полученных в ходе процедуры денежных средств от возможных посягательств третьих лиц (признание сделки недействительной и приведение кредитора с должником в первоначальное положение).

При банкротстве должника зачастую в более выгодном положении оказывается не тот кредитор, который первый успел подать на банкротство должника или права требования которого к должнику больше остальных, а кредитор с правами требования, обеспеченными залогом.
Первостепенной задачей для кредитора после возбуждения дела о банкротстве является включение требований в реестр к должнику. Предъявить данные требования можно в любое время до возбуждения конкурсного производства (в отношении юридических лиц) и реализации имущества (в отношении граждан). В указанных процедурах срок на предъявление требований к должнику ограничен двумя месяцами с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (за исключением специально оговоренных ст. 142 Закона N 127-ФЗ случаев).
При этом под датой опубликования сведений о введении соответствующей процедуры банкротства согласно п. 1 ст. 28 Закона N 127-ФЗ понимается публикация в официальном печатном издании, определенном регулирующим органом.
Таким печатным изданием в настоящее время является именно газета «Коммерсант», а не ЕФРСБ или иные источники. В этой связи двухмесячный срок на предъявление требований подлежит исчислению именно с даты, указанной в газете «Коммерсант».
Восстановление пропущенного двухмесячного срока на включение в реестр законодательством не предусмотрено.
Данный подход вытекает из принципов правовой определенности и стабильности, учитывающих интересы кредиторов, в предусмотренные Законом N 127-ФЗ сроки предъявивших свои требования к должнику (а стало быть, заинтересованных во взыскании задолженности и регулярно отслеживающих состояние должника), а также предполагающих соблюдение регламентированных Законом N 127-ФЗ сроков рассмотрения дел о банкротстве (п. 2 ст. 124, п. 2 ст. 213.24 Закона N 127-ФЗ).

В судебной практике сформирована позиция, что соблюдение процессуальных сроков направлено на обеспечение стабильности и определенности как в спорных материальных правоотношениях, так и в возникших в связи с судебным спором процессуальных правоотношениях.

Требования кредиторов, поданные после пропуска указанного срока, подлежат удовлетворению за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований реестровых кредиторов, что соответствует принципу правовой определенности и стабильности.
В то же время в связи с введением института банкротства граждан восстановление двухмесячного срока в делах об их банкротстве стало возможным, что существенно отличается от позиции законодателя в этом вопросе применительно к юридическим лицам.

Так, по смыслу п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г.

N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» при исчислении предусмотренного Законом N 127-ФЗ срока для заявления требований в деле о банкротстве гражданина информация о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом и введении реструктуризации его долгов, а также о признании гражданина банкротом и введении реализации его имущества доводится до всеобщего сведения путем ее включения в ЕФРСБ и публикации в официальном печатном издании в порядке, предусмотренном ст. 28 Закона N 127-ФЗ. При определении начала течения срока на предъявление требования в деле о банкротстве гражданина следует руководствоваться датой более позднего публичного извещения.

Соответственно, общие требования по соблюдению двухмесячного срока для включения в реестр к должнику сохранились. Но в то же время указанный срок подлежит исчислению с даты опубликования более позднего сообщения о признании гражданина банкротом и введения реализации его имущества (по аналогии с конкурсным производством). Так, в случае публикации сообщения в ЕФРСБ позднее, чем в «Коммерсанте», суд при исчислении двухмесячного срока может руководствоваться именно публикацией в ЕФРСБ, даже несмотря на законодательное закрепление «Коммерсанта» в качестве официального издания. Находим это удобным для кредиторов, пропустивших срок с даты публикации в «Коммерсанте». В делах о банкротстве юридических лиц такое отступление невозможно, поскольку суды руководствуются именно датой публикации в официальном издании.
Вместе с тем п. 2 ст. 213.8 и п. 4 ст. 213.24 Закона N 127-ФЗ предусматривают возможность восстановления арбитражным судом указанного срока в случае его пропуска по уважительной причине. Это увеличивает шансы кредиторов на включение требований в реестр к должнику даже в случае их заявления за пределами указанного срока.
Возможность восстановления указанного срока в делах о банкротстве граждан связана, по нашему мнению, прежде всего с отсутствием главенствующих публичного и предпринимательского характера деятельности, как в случае с юридическими лицами.
Полагаем, что данные нормы Закона N 127-ФЗ направлены также на защиту иных «непрофессиональных» участников дел о банкротстве — граждан, вступающих в правовые отношения с должником-гражданином, но не владеющих сведениями обо всех возможных последствиях такого взаимодействия. Тем самым можно говорить о применении принципа равенства всех перед законом с оговорками, учитывающими статус граждан как участника правоотношений.
При этом следует остановиться более подробно на требовании п. 2.1 ст. 213.24 Закона N 127-ФЗ, закрепляющем обязанность финансового управляющего направлять по почте уведомление о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина всем известным ему кредиторам не позднее чем в течение 15 дней с даты вынесения арбитражным судом решения о признании гражданина банкротом.

Читайте также:  Как получить муниципальное жилье от государства

Суды зачастую принимают сторону кредитора исходя исключительно из факта его не уведомления финансовым управляющим.

В то же время отсутствие у финансового управляющего сведений о данном кредиторе судом не учитывается, тогда как Законом N 127-ФЗ предусмотрена обязанность финансового управляющего уведомить «всех известных» кредиторов должника об ограниченности сроков уведомления кредиторов пятнадцатью днями.
По нашему мнению, при рассмотрении аналогичных требований целесообразно рассматривать как минимум наличие (отсутствие) уважительных причин пропуска срока, а также дополнительно можно рассматривать такое требование через призму добросовестного поведения кредитора. Такой подход позволит максимально защитить интересы независимых кредиторов, поскольку зачастую включение «недобросовестных» и «дружественных» должнику кредиторов направлено на получение такими кредиторами привилегий в деле о банкротстве (оказания влияния на решения собраний кредиторов, неправомерное распределение конкурсной массы в пользу и т.д.).
Пленум ВАС РФ в Постановлении от 25 декабря 2013 г. N 99 «О процессуальных сроках», сохраняя за пропустившим установленный срок кредитором право на справедливое судебное разбирательство, указал на возможность восстановления пропущенного срока в течение ограниченного разумными пределами срока и при наличии существенных объективных обстоятельств, не позволивших такому кредитору своевременно обратиться за защитой своих прав.
Тем самым при рассмотрении вопроса о восстановлении пропущенного процессуального срока должно учитываться наличие именно существенных обстоятельств, а не формальных, к которым смело можно отнести неуведомление финансовым управляющим конкретного кредитора при отсутствии у управляющего сведений о таком кредиторе и его требованиях к должнику.
Если все же кредитору не восстановили пропущенный срок, то его требования включают «за реестр». Кредиторы, чьи требования к должнику обеспечены залогом его имущества, в этом вопросе не являются исключением, ввиду чего требования залоговых кредиторов также включают «за реестр» и отказывают в установлении статуса залогового кредитора.
Однако подобный отказ сам по себе не прекращает право залога.
В силу ст. 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.
Применительно к Закону N 127-ФЗ следует разграничивать специальные права залогодержателя, составляющие его залоговый статус, от общих прав залогодержателя.

Право залогового кредитора на удовлетворение своих требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами должника, исходя из правовой природы залога как обеспечительной сделки (п. 1 ст. 329 ГК РФ) и по смыслу п.

4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. N 58, не является специальным правом, предоставленным залогодержателю Законом N 127-ФЗ, что также следует из системного толкования п. 1 ст.

334 ГК РФ о праве залогодержателя на преимущественное перед другими кредиторами удовлетворение своих требований.

Таким образом, прекращения залога в связи с истечением срока на предъявление требований к должнику в установленный Законом N 127-ФЗ срок не происходит и залогодержатель не утрачивает своих прав в отношении предмета залога, в том числе на удовлетворение своих требований преимущественно перед другими кредиторами от продажи залога.
Рассмотренная выше ситуация касается распределения доходов от продажи залога. До недавнего времени иной возможности преимущественного удовлетворения своих требований у залогового кредитора не имелось. Вместе с тем начиная с июля 2014 г. у залоговых кредиторов появилась новая возможность — удовлетворение своих требований за счет доходов от сдачи в аренду предмета залога. И это очень выгодно залоговому кредитору, поскольку продажа залога может растянуться на многие месяцы и даже на несколько лет, что в том числе сказывается и на стоимости залога.
Пунктом 2 ст. 334 ГК РФ предусмотрено право залогодержателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя получить удовлетворение обеспеченного залогом требования за счет в том числе причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами.

Указанная норма в новой редакции включена в ГК РФ Федеральным законом от 21 декабря 2013 г.

N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее — Закон N 367-ФЗ) , вступившим в законную силу 1 июля 2014 г. и распространяющим свое действие на правоотношения, возникшие после дня вступления его в силу.

Статьей 138 Закона N 127-ФЗ предусмотрено право залогодержателя на получение 70% из средств, вырученных от реализации предмета залога (80% для залогодержателя по кредитному договору). Следовательно, распределение доходов от сдачи в аренду залога будет осуществляться с соблюдением установленного ст. 138 Закона N 127-ФЗ порядка, до продажи предмета залога либо расторжения договора аренды.
В судебной практике уже сформировалась однозначная правовая позиция о преимущественном праве залогодержателя на получение доходов от сдачи в аренду залога, с соблюдением условия о заключении договора залога после даты вступления в силу изменений, установленных Законом N 367-ФЗ.
Таким образом, за время сдачи в аренду залога залогодержатель имеет возможность частично удовлетворить свои требования к должнику, преимущественно не только перед реестровыми кредиторами, но и перед требованиями кредиторов по текущим платежам. Указанное нововведение существенно улучшило положение залоговых кредиторов и обеспечило максимальную защиту их прав, что при затягивании сроков продажи залога и его использовании во время процедуры банкротства вполне разумно.
Вместе с тем, в отличие от банкротства юридических лиц, в банкротстве граждан оставшиеся после погашения требований кредиторов первой и второй очереди денежные средства включаются в конкурсную массу (абз. 5 п. 5 ст. 213.27 Закона N 127-ФЗ). Оставшиеся после полного погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему и на оплату услуг привлеченных им лиц денежные средства в данном случае направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества гражданина требований конкурсных кредиторов.
Таким образом, законодателем, с одной стороны, устранено отличие между залоговыми кредиторами по кредитному договору и иными залоговыми кредиторами, с другой же стороны, применен обратный порядок распределения денежных средств на погашение требований кредиторов первой и второй очереди и судебных расходов по делу о банкротстве.

В свою очередь, судебная практика при рассмотрении дел о банкротстве граждан исходит из принципа приоритетного погашения требований залоговых кредиторов от оставшихся после погашения требований кредиторов первой и второй очередей денежных средств (по аналогии с п. 2.1 ст. 138 Закона N 127-ФЗ) .

По нашему мнению, вопрос о порядке распределения денежных средств в делах о банкротстве граждан еще остается открытым и возможны изменения либо положений ст. 213.

27 Закона N 127-ФЗ путем приведения их в соответствие с общими нормами Закона N 127-ФЗ, либо будет сформирована окончательно судебная практика в части применения данной нормы Закона N 127-ФЗ.

Трансформация залоговых требований. Полезная статья

Залоговый кредитор в деле о банкротстве

В рамках дела о банкротстве кредитор, чьи требования обеспечены залогом имущества должника (банк), обратился в суд с заявлением о внесении изменений в реестр. В указанном заявлении банк заявил частичный отказ от прав залогодержателя, и просил учесть данные требования в общем порядке в реестре требований кредиторов должника.

Суд первой инстанции удовлетворил требование банка, указав при этом, что кредитор вправе по своему усмотрению реализовывать, принадлежащие ему права, и, как следствие, выбирать статус залогового или незалогового.

Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с такими выводами и отказали банку в заявленных требованиях, сославшись на то, что заявитель уже реализовал свое право на выбор статуса залогового кредитора, тогда как повторное обращение с таким же требованием недопустимо. Кроме того, суды также указали, что отказ банка от части прав должен сопровождаться отказом от определенного объекта залога или его части, чего не произошло.

Банк не согласился с отказными судебными актами, и обжаловал их в кассационном порядке в Верховный Суд Российской Федерации, где их законность была проверена Судебной коллегией по экономическим спорам.

Между тем, судебная коллегия, изучив материалы дела, посчитала, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Читайте также:  Штраф за превышение скорости: размер, допустимое превышение по закону

Гражданское законодательство основывается на необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (пункты 1, 2 статьи 1 ГК РФ).

  • Юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (пункт 1 статьи 9 ГК РФ).
  • Свобода осуществления своих прав подразумевает свободный выбор лицом наиболее эффективного, по его мнению, способа защиты нарушенного права из тех, что предусмотрены законом.
  • Законный интерес кредитора в обязательственном правоотношении заключается в получении надлежащего встречного исполнения с должника (статья 408 ГК РФ).

Наличие дополнительного имущества, за счет которого может быть получено встречное исполнение, повышает гарантии исполнения обязательства должником и расширяет права кредитора.

Так, в частности, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательства, обеспеченного залогом, кредитор вправе получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами залогодателя (пункт 1 статьи 344 ГК РФ).

При этом закон не обязывает кредитора действовать именно таким способом, а предоставляет ему возможность действовать по своему усмотрению.

Закон не запрещает залогодержателю отказываться от части своих прав, вытекающих из залога (в том числе и частично, освободив от возможных правопритязаний часть стоимости заложенного имущества). В то же время в силу пункта 6 статьи 450.

1 ГК РФ, пункта 4 части 1 статьи 150, части 3 статьи 151 АПК РФ если кредитор отказался от правопритязания на преимущественное удовлетворение части своего требования за счет выручки от реализации заложенного имущества, то в последующем осуществление этого права не допускается.

Ограничение гражданских прав возможно только на основании федерального закона (пункт 2 статьи 1 ГК РФ).

Кредитор, требования которого обеспечены залогом, имеет в банкротстве особый (привилегированный) статус, что следует из порядка распределения конкурсной массы (пункт 2 статьи 131, пункт 4 статьи 134, статья 138 Закона о банкротстве).

Вместе с тем закон о банкротстве, следуя основным началам гражданского законодательства, не запрещает залоговому кредитору отказаться полностью или частично от своих залоговых прав, по существу снизив тем самым по своей воле гарантии удовлетворения своих требований не в ущерб другим кредиторам.

Закон о банкротстве допускает также включение в реестр части требований кредитора как обеспеченных залогом, и другой части требований того же кредитора — на общих основаниях. При этом такой кредитор не становится обладателем двойного статуса в отношении одного и того же требования.

Включение требований кредитора в реестр не лишает его впоследствии возможности подать заявление о частичном или полном исключении его требований из реестра.

Как указано в пункте 8 Постановления N 29, реализация требования к должнику представляет собой одну из форм осуществления гражданского права и кредитор вправе отказаться от его реализации.

В то же время определение арбитражного суда об исключении требований такого кредитора из реестра лишает его требовать включение в реестр вновь.

Исключение требований кредитора из реестра, как и всякое иное действие, направленное на реализацию его воли по уменьшению объема своих прав, не нарушает принцип однократности волеизъявления кредитора относительно требований, подлежащих включению в реестр.

Таким образом, требования банка о частичном изменении статуса фактически являются частичным отказом от своих прав, не противоречат закону и подлежат удовлетворению.

Доводы должника и кредиторов о том, что отказ банка от залоговых прав нарушает их права и интересы, несостоятельны.

Разумный интерес кредиторов (в том числе и банка), защищаемый законом, состоит в максимальном удовлетворении своих требований за счет имуществ должника.

Отказ банка от части залоговых прав увеличивает потенциальную возможность удовлетворения требований иных кредиторов за счет части выручки, полученной от реализации предмета залога при благоприятном результате торгов.

Залоговый кредитор в деле о банкротстве

Залог – самый распространенный метод из обеспечения обязательств по кредиту. Если должник не исполнил или просрочил сроки платежей, залоговое имущество станет обеспечением, которое можно взыскать в счет долга. Залоговый кредитор при банкротстве имеет определенные права и особый статус. Рассмотрим подробнее, в чем они заключаются.

Кто такой залоговый кредитор

В деле о несостоятельности залоговый кредитор – тот, чьи требования «прикрыты» залоговым имуществом, находящимся в собственности должника. Банкротство, по какой бы процедуре оно ни происходило и на какой стадии ни находилось, не отменяет залоговых взаимоотношений. Залоговый кредитор является конкурсным кредитором с определенными правами и ограничениями.

Иными словами, залоговый кредитор в деле о банкротстве не утратит свой статус и точно получит назад деньги, обеспеченные залогом – это гарантирует закон.

Привилегии залогового кредитора

В деле о банкротстве требования залогового кредитора относятся к третьей очереди, но его статус также имеет ряд преимуществ, которые ему гарантирует Федеральный закон от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:

  1. Он единственный из всех кредиторов имеет право получить назад заемные средства, реализовав залоговое имущество в любой момент, когда он того потребует. Если процедура банкротства уже начата, это требование можно озвучить только через решение суда. Ст. 138 Закона о банкротстве дает ему право на получение 70% от суммы, вырученной за реализацию предмета залога.
  2. Должник не может заключить мировое соглашение, если залоговый кредитор не даст на то свое прямое согласие (п. 2 ст. 150 Закона о банкротстве).
  3. В ходе конкурсного производства невозможно замещать активы должника (п. 2 ст. 149 ФЗ №127).
  4. В отдельных случаях залоговый кредитор имеет право не реализовывать предмет залога, а оставить его за собой (ст. 18 ФЗ №127). Но в этом случае ему придется перечислить часть стоимости (20-30%) на указанный судом банковский счет – в качестве доли вознаграждения арбитражным управляющим.
  5. Кредитор определяет процедуру и условия продажи предмета залога (п. 4 ст. 138 ФЗ №127).

Ограничения залогового кредитора

Этот статус считается привилегированным, но на самом деле предполагает достаточно серьезные обязанности и ограничения. Из-за них иногда залоговый кредитор может отказываться от своих прав, чтобы получить определенное возмещение из конкурсных средств.

Залоговый кредитор в процедуре несостоятельности

Институт банкротства присваивает каждому участнику дела свой статус. От выбранной заимодавцем роли зависит степень удовлетворения имущественных требований. Особое положение присуждается залоговому кредитору, имеющему право на возвращение долга посредством реализации или отчуждения имущества должника. Залогодержатель наделяется возможностями, отличными от прав «обычного» заимодавца.

Статус

Положение залогового кредитора определяется наличием у лица прав на собственность должника. При этом собственность должна присутствовать в естественности — должна сохраняться возможность взыскания долга путем реализации материальных гарантий.

Доказывать наличие собственности у должника обязан залогодержатель.

Если присутствуют возражения других лиц относительно заявлений залогодержателя, обязанность представления доказательств возлагается на управляющего или на других участников процесса.

Изначально залогодержатель, заявляющий права на имущество должника, включается в число заявителей третьей очереди. Однако такое «отдаленное» место в очереди не умаляет его возможностей, поскольку основным преимуществом залогового кредитора является вероятность досрочного погашения долга за счет гарантий.

Признание залогодержателем в банкротстве

Решение о признании особого положения лица, обратившегося с соответствующим требованием, принимает суд. Основным аспектом, учитывающимся при проведении процедуры признания залогового кредитора в банкротсве, является наличие указанной гарантированной собственности.

В качестве доказательств суд учитывает:

  • Выписки из ЕГРП.
  • Акты проверки.
  • Выписки из ЕГРЮЛ.
  • Акты ареста.
  • Акты описи.
  • Акты сверки.
  • Свидетельства о регистрации транспорта.
  • Инвентаризационные описи.

Позиция арбитражного управляющего имеет большое значение в присвоении положения залогового кредитора в процедуре несостоятельности предприятия.

Если управляющий решит, что гарантирующее возмещение долга имущество необходимо заемщику для осуществления хозяйственной деятельности, залогодержатель не получит преимуществ.

Этот нюанс приобретает особую актуальность в период финансового оздоровления.

Заявление о признании залоговым кредитором

В процессе подачи требований о присвоении статуса залогового кредитора могут сложиться следующие ситуации:

  1. Залогодержатель предъявляет требования как «обычный» истец, не заключивший договора о гарантийных отношениях. В таком случае лицо заявляет о своем особом положении позже, уже в ходе производства. При этом существует риск пропуска указанного в Законе о банкротстве срока. Если срок будет пропущен, то заявитель не получит преимуществ и будет участвовать в деле на общих основаниях.
  2. Изначально предъявляющий свои требования залогодержатель не имеет доказательств наличия у должника заложенного имущества. Суд отказывает залогодателю в признании его статуса, но оставляет для него возможность повторного обращения при обнаружении доказательств наличия данного имущества. Дело подлежит пересмотру по открывшимся обстоятельствам, и все сроки соблюдаются, так как датой предъявления требований считается дата первого обращения.

Права залогодержателя

Основное преимущество залогового кредитора — возможность погашения долга за счет реализации гарантий раньше остальных заемщиков. Для того чтобы привилегия залогодержателя вступила в силу, лицо наделяется следующими правами:

  • Подача заявления до начала судебного производства о банкротстве.
  • Продажа с торгов заложенного имущества.
  • Подача требования о немедленном погашении долга путем отчуждения имущества в пользу заемщика.

Пленум 58

На 58 пленуме Высшего арбитражного суда специально рассматривались вопросы, связанные с особым статусом некоторых категорий истцов и удовлетворением их требований. В частности, в обязанности суда вменяется проверка наличия оснований для присвоения положения залогового кредитора.

Если в ходе проверки выясняется факт отсутствия гарантирующего возврат долга имущества, залогодержатель теряет особое положение, но сохраняет возможность взыскания долга в качестве обычного истца. Такая ситуация может возникать вследствие отчуждения или физической гибели имущества.

Также на 58 пленуме было признано право на заявление о признании залоговым кредитором в любой момент после начала дела о банкротстве. Правило действует в случае, если заимодавец предъявил свои требования как «обычный» участник процесса, а впоследствии, сумев найти доказательства наличия залогового имущества, решил приобрести привилегированный статус.

Читайте также:  Отдел по вопросам миграции: что такое и чем занимается, контакты

Права залоговых кредиторов на собрании кредиторов

К преимуществам статуса залогового кредитора относится возможность определения условий продажи имущества, а также первоочередное удовлетворение имущественных требований из вырученных после торгов средств.

Взамен залогодержатель теряет право голоса на кредиторских собраниях. В любом случае привилегированный заимодавец, даже не имея права голоса, может принимать участие в обсуждениях и выступать на собраниях кредиторов.

Вс защитил права незалоговых кредиторов в банкротстве

Верховный Суд рассмотрел вопрос о том, как справедливо распределить между залоговым и остальными кредиторами средства, вырученные от продажи залогового и незалогового имущества единым лотом (Определение от 21 мая 2020 г. № 305-ЭС18-15073 (4) по делу № А40-183194/2015).

В 2018 г. конкурсный управляющий ООО «ТрансИнвестХолдинг» выставил на торги и реализовал одним лотом права требования на 160 вагонов должника как лизингодателя по договору с ООО «СпецТрансСервис» и переданные в лизинг по этому же договору вагоны, половина из которых находились в залоге у АО «БМ-Банк», а другая половина была свободна от обременения.

Конкурсный управляющий решил, что 77,3% от оставшейся после оплаты услуг организатора торгов выручки необходимо отдать банку, поскольку права требования по лизингу и 80 вагонов находились у него в залоге. Причитавшийся банку процент конкурсный управляющий рассчитал, разделив сумму стоимости заложенных вагонов и прав требования на общую стоимость лота.

Компания «Сити Нортон Холдингз Лтд», один из конкурсных кредиторов, с таким расчетом не согласилась. По ее мнению, лизинг являлся выкупным, т.е. при определении стоимости прав требования по договору в расчет уже была включена выкупная стоимость. Значит, при определении доли залогового кредитора стоимость вагонов не должна учитываться дважды.

Компания предлагала вычесть из стоимости прав требования стоимость всех вагонов и определять долю залогового кредитора как сумму стоимостей прав требования (без учета выкупной стоимости) и обремененных вагонов, разделенную на общую стоимость лота без двойного учета стоимости вагонов.

В результате этого доля залогового кредитора должна была составить 58,47%.

Поскольку конкурсный управляющий настаивал на верности своего расчета, компания обратилась в АС г. Москвы с заявлением о разрешении возникших разногласий.

Первая инстанция поддержала порядок распределения выручки, предложенный конкурсным управляющим. Апелляция и суд округа согласились с верностью подхода АС г. Москвы.

Суды пришли к выводу, что при выставлении имущества на торги и определении структуры лота исходная стоимость складывалась из отдельных стоимостей прав требования, залоговых вагонов и вагонов без обременения.

Они также отметили, что оценщик отдельно учел рыночную стоимость прав требования и вагонов с разделением на залоговые и незалоговые.

Более того, по мнению трех инстанций, стоимость прав требования в принципе не может покрывать стоимость предмета лизинга, так как по условиям договора лизинговые платежи не включали в себя выкупную стоимость.

«Сити Нортон Холдингз Лтд» подала кассационную жалобу в ВС РФ.

Судебная коллегия по экономическим спорам указала, что, когда единым лотом продается залоговое и незалоговое имущество, для правильного распределения вырученных средств между кредиторами прежде всего необходимо определить состав заложенного имущества, а затем стоимостную долю, которую это имущество составляет в общей цене и, соответственно, в объеме вырученных средств.

В этом споре суды исходили из того, что лизинг, в который были переданы все 160 вагонов, не являлся выкупным.

При этом лизинг является выкупным, если договор содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, напомнил ВС (п.

1 Постановления ВАС от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»).

Судебная коллегия отметила, что при рассмотрении спора компания и ООО «ЗапСиб-Транссервис» (еще один конкурсный кредитор) ссылались на то, что по условиям договора лизинга после уплаты лизинговых периодических платежей стороны обязались заключить договор купли-продажи имущества по определенной выкупной стоимости. Кредиторы говорили и о том, что рыночная стоимость предмета лизинга значительно превышала названную выкупную цену, из чего следует вывод, что лизинговые платежи частично содержали в себе и плату за право собственности на спорные вагоны. «Сити Нортон Холдингз Лтд» и «ЗапСиб-Транссервис» также приводили довод о том, что эксперт, определяя стоимость договорной позиции должника как лизингодателя, учитывал при расчете этой стоимости как лизинговые, так и выкупные платежи. Однако правовой оценки нижестоящих инстанций указанные позиции не получили.

«Если названные доводы соответствовали действительности, то при определении пропорции распределения выручки стоимость как залоговых, так и незалоговых вагонов могла быть ошибочно учтена более одного раза», – подчеркнул ВС РФ.

Кроме того, суды также не исследовали вопрос о том, какое имущество в действительности передано должником в залог банку, заметила СКЭС.

В частности, неясно, включали ли в себя переданные в залог права на получение лизинговых платежей те из них, которые относились к незаложенным вагонам, либо нет.

Пока соответствующие противоречия не устранены, определение доли залогового кредитора в общем объеме выручки невозможно, подчеркнул ВС РФ. А значит, не могут быть разрешены и разногласия между «Сити Нортон Холдингз Лтд» и конкурсным управляющим

На этом основании акты нижестоящих инстанций были отменены, дело вернулось на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Партнер практики разрешения споров Lidings Александр Попелюк отметил, что проблема реализации имущественного комплекса единым лотом залогового и незалогового имущества выливается в необходимость рассчитать правильное процентное соотношение того, кому сколько денег причитается.

«Залоговый кредитор может претендовать в приоритетном порядке на фиксированную долю от выручки, но только от залогового имущества.

Для этих целей необходимо определить состав заложенного имущества, а затем стоимостную долю, которую это имущество составляет в общей цене и, соответственно, в объеме вырученных средств», – указал он.

В данном деле, заметил эксперт, проблема осложнена тем, что реализуемое имущество находилось в лизинге и на торги было выставлено как право требования должника-лизингодателя, так и предмет лизинга.

«Поскольку в стоимость прав требования по договору уже была включена выкупная стоимость, то возник риск того, что залоговый кредитор мог получить выкупную стоимость дважды: из цены залогового имущества и из стоимости права требования.

Суды не сумели разобраться, является этот лизинг выкупным или нет, а от этого зависела доля, причитавшаяся залоговому кредитору. Характерно, что нижестоящие суды вообще не исследовали договор на предмет наличия условий выкупного лизинга», – подчеркнул эксперт.

Примечательно, по его словам, и то, что ВС поддержал заявителя, хотя тот не оспаривал ни отчеты об оценке рыночной стоимости имущества, ни положение о торгах.

Каких-либо иных возражений по стоимости лота до момента его реализации также заявлено не было.

«Это вменялось нижестоящими судами заявителям в качестве одного из критериев стандарта доказывания, который заявитель не смог соблюсти», – заметил юрист.

Партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов указал, что основная проблема, затронутая Верховным Судом, – порядок распределения между залоговыми и незалоговыми кредиторами денежных средств, вырученных от реализации имущества должника. В данном деле этот вопрос был осложнен давнишней проблемой учета лизинговых платежей и соотношения их с реализуемым имуществом в банкротстве, добавил эксперт.

О том, что лизинг является выкупным, могли свидетельствовать как положения договора лизинга, так и экспертное исследование, считает Иван Веселов.

«После уплаты лизинговых периодических платежей стороны были обязаны заключить договор купли-продажи имущества по выкупной стоимости, которая была значительно ниже рыночной стоимости предмета лизинга.

Указанное могло означать, что лизинговые платежи частично содержали в себе и плату за право собственности на спорные вагоны», – пояснил юрист.

Из экспертного исследования же следовало, что эксперт учитывал при расчете стоимости прав требования как лизинговые, так и выкупные платежи.

«Следует отметить, что сумма требований по договору выкупного лизинга уже включает в себя стоимость права собственности на предмет лизинга, поскольку предполагает переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю после исполнения сторонами договора лизинга.

И если учитывать стоимость прав требования по договору выкупного лизинга одновременно со стоимостью предмета лизинга, то тем самым указанное приведет к двойной продаже одного имущества», – подчеркнул Иван Веселов.

ВС: продажа разнородного имущества должника одним лотом на публичных торгах должна быть обоснованаВерховный Суд указал, что выбор такого способа реализации имущества банкрота может необоснованно ограничить количество потенциальных участников торгов и негативно сказаться на конечной цене продажи

Еще одна затронутая ВС проблема – слабая работа судов при определении имущества и прав требования, на которые распространяется залог, заметил юрист. «Особенно остро такой вопрос стоит, если кредитором должника выступают банки. В этом случае имеется значительный крен судов в сторону защиты интересов именно банков. Как правило, суды не проводят в необходимом объеме работу по конкретизации имущества для целей установления того, относится то или иное имущество к числу залогового или нет», – пояснил он.

Данное определение ВС продолжило линию по «тонкой настройке и гармонизации» сферы залоговых отношений и тесно связанных с ними торгов, уверен эксперт. «В недавнем Определении № 305-ЭС16-13381(4) от 4 февраля 2020 г.

Суд также высказал важную позицию касательно продажи имущества на торгах в банкротстве, указав, что объединение объектов продаж в один лот на торгах должно носить объективный характер и не создавать барьеров новому покупателю», – заключил Иван Веселов.

Ссылка на основную публикацию